А на повестке виды и организация учебных занятий. Какие как и зачем

Продолжаю своё повествование. И на повестке учебный процесс. Как всегда мои личные ощущения. Что запомнилось, почему и как это было.

Все мы пришли со школы. Хотя нет, не все. Но абсолютное большинство, а потому привыкнуть к особенностям учебы было очень трудно. При этом я не рассматриваю КМБ. И вот почему.

Главная задача КМБ

Как я это видел — дать понять, что мы ничего не знаем и не умеем. В принципе так оно и было. Естественно в армейских реалиях. Начиная с ношения военной формы, заканчивая тактикой действий сухопутных войск в обороне и наступлении. Мы не знали ничего.

И кмб потому так и называется, что предназначено ввести молодых людей в курс дела. Да, это как правило очень жестко, по-армейски грубо. Но наверное единственно верная форма подачи информации. И тот, кто не изменил свой настрой за этот месяц скорее всего выучится и станет офицером. За первый месяц нам было дано наверное 75-80% информации касаемо быта, несения службы и сплочения воинского коллектива.

Но я про учебу. Только спустя время я понял, что во время кмб проводились точно такие же пары как и потом. Но мне в голову не приходило, что так будет всегда. А потому вот вам первая особенность вузовского образования: на одну дисциплину отводится два академических часа, которые называются парой. Впрочем, как и везде. И как везде занятия делятся на лекции, семинары, практические занятия, лабораторные работы, зачеты и экзамены. Отдельный совершенно замечательный вид занятий самостоятельная работа, но её я уже освещал. А теперь подробнее о каждом.

Лекции

На редкой лекции присутствовало меньше, чем три взвода народа. Иногда они проводились для всей параллели сразу. Представьте себе размеры аудиторий. Наш и второй взвод командного факультета чаще всего учились со вторым и третьим взводами инженерного. И только первый взвод инженерного был более обособлен. Отсюда вывод: программа совершенно одинаковая. А я когда-то переживал по этому поводу.

Что написать про лекции? Они и есть лекции. Выступает преподаватель. Что-то рассказывает и пишет на доске. Мы конспектируем. В основном то, что высвечивается на слайдах. Но это совершенно не относилось к математике. Ее преподавали очень серьезно и качественно. Конспекты периодически проверялись. Причем даже если ты был в наряде лекцию лучше было восстановить. Конечно это справедливо для тех, кто собирался учиться нормально.

Лекция в военном училище

Что касается подготовки к лекции, то к преподавателю приходили все дежурные, а вот докладывал представитель более высокой по номеру учебной группы – то есть всегда наш, если только не изъявляя желание кто-то другой. Но это опять же плюс к тренировке командных качеств.

На лекциях спали, пуская слюну нитками, играли в морской бой, писали письма. Восстанавливали лекции по другим дисциплинам или делали практические самостоятельные задания. Переписывали отчеты по лабораторным работам. С точки зрения отдачи от курсанта и охвата каждого это самые халявные занятия. Поди уследи за каждым в аудитории численностью от 100 до 200 человек.

Но преподаватели были разные. Один разрешал откровенно спать. Вернее не препятствовал. Но кто мог знать, что у него фотографическая память? Просто феноменальная. Сидели все в основном на одних и тех же местах (а зря) и он каждому воздавал по делам его на экзамене. Другой наоборот, периодически встряхивал аудиторию.

Представьте себе огромного полковника (не толстого, а именно большого), который читает лекцию. И вот он видит, что задние ряды упали. Тут нужно немного упомянуть про схему размещения столов. Они стояли в два ряда по две парты рядом и проход. То есть от прохода до стены сидели четверо. Самый труднодоступный и спящий – четвертый с каждой стороны. И вот от одного полковника (классный мужик на самом деле) можно было ожидать два варианта: он мог очень метко попасть мелом в спящую макушку или… С невиданной для его телосложения скоростью профессор подбегал к нужной парте, вспрыгивал на нее (курсанты спят, либо он делал жест крайним молчать, а как тут поспоришь) шел к нужному товарищу и ногой нежно его теребил. Это надо видеть, чтобы поверить.

Пара-тройка операций и все навсегда переставали спать на его лекциях. Менее ловкие преподаватели просто били указкой (очень гибкой) по столу под носом у спящего. От неожиданности можно ежа родить. В общем, боролись за знания кто как мог.

Семинары

С моей точки зрения это самые бесполезные в военной науке занятия. Правда проводились они в основном по таким болтологическим дисциплинам как философия, социология и им подобным. В составе одной учебной группы. Суть такая, что мы должны готовиться к вопросам семинара, план которого получили накануне на самоподготовку. И с преподавателем должны были проводиться дискуссии на тему семинара. Но обычно все сводилось к какой-нибудь летучке, а потом оставшиеся полтора часа преподаватель тщетно пытался вытащить из кого-нибудь знания. Оценку получали все.

Летучка – это гениальное творение. Я не знаю, есть ли они в гражданских вузах, но у нас это был бич преподавательский. Почти всегда об их проведении предупреждали, но бывали и сюрпризы. На летучку можно было нарваться на любом занятии, кроме лекции. В чем суть.

Всем раздавались маленькие листки, обычно это половина тетрадного листа и задавался 1-2 вопроса по ближайшей теме. Если математика, к примеру, то решить интеграл или дифуравнение. На тактике нарисовать схему полка на марше или численность и состав истребительного авиационного крыла армии противника. И так далее. Или в электронике схему транзисторного усилителя-инвертора – коронный вопрос, кстати, начальника кафедры радиоэлектроники. За 5 лет он вбил ее в голову почти всем. Время: 10-15 минут. Потом листки сдавались, и каждый получал по заслугам.

Но мы про семинары. Я могу припомнить от силы пять семинаров, когда диалог удался.

И тут все зависело от преподавателя. Была у нас одна замечательная преподаватель философии. Вот ей удавалось вытянуть взвод на разговор. Причем часто на отвлеченные темы. Но очень интересно. С привязкой конечно к дисциплине. А еще мы ходили с ней в музей. Вот казалось бы оно ей надо в свой выходной? А было. И это обязывало нас относиться серьезнее к дисциплине и кафедре.

Практические занятия

Основной дисциплиной, по которой проводились только практические занятия, была физкультура, но и по ней, кстати, за 5 лет было пять лекций. На младших курсах ПЗ были по физике с математикой, информатике, иностранному языку, по инженерной графике (черчение) да по всем дисциплинам. Естественно строевая и огневая подготовки.

На старших же курсах это перешло в изучение техники. Как всегда в начале урока летучка, потом роспись за инструктаж по технике безопасности и вперед!

На младших курсах долго, нудно и не интересно. К старшим это был самый лучший вид занятий. Они и проходили быстрее лекций, да и само по себе интересно. Наш уровень рос прямо на глазах. И тут не последнюю роль играло повторение. Несколько разноименных дисциплин с разных кафедр учили по сути одному и тому же. Как тут не запомнить.

Лабораторные работы

Это вид занятий начался с физики и химии на младших курсах и перешел во все радиоэлектронные дисциплины. Мы высчитывали коэффициенты усиления антенн, рассчитывали усилители или выпрямители напряжений. Подтверждали теории и формулы, вычисляли коэффициенты затуханий и боковые лепестки антенн разного типа. Овладевали измерительной техникой. А тут один осциллограф чего только стоит. И много-много чего еще.

Как правило, на лабораторную работу отводилось две пары. Сперва опыты, потом оформление отчета и защита. В начале учебы мы не успевали. У некоторых к сессии накапливалась задолженность из 6-9 лабораторных. А без их полного закрытия курсант к сессии по дисциплине просто не допускался.

Лабораторная по химии

Но уже к концу второго курса мы приходили с готовыми отчетами, куда оставалось вписать только реальные цифры. Был у нас один гений — Леха, он просто первый понял чего от нас надо. А потом объяснил это еще нескольким людям. Смысл в том, что на лабораторной сидели по трое. И достаточно чтобы в группке кто-то один шарил. Тогда сдавали все. Если же до кучи собирались «гении», они естественно зависали. Сдать отчет мало – преподаватель задавал пару вопросов что к чему и когда проверяемый ответить не мог делались выводы. И тут снова сказывалась высокая организация нашего взвода.

Наш замкомвзвод быстро прошарил ситуацию и рассадил всех раз и навсегда не по желанию (но с учетом некоторых хотелок), а по силе. Получилось примерно 9-10 равнозначных по знаниям микрогрупп. В нашем взводе был самый низкий процент задолженности. Вот так-то.

В принципе основные виды занятий я осветил. Что же касается зачетов и экзаменов, то это тема отдельной статьи и выйдет она совсем скоро.

К содержанию

Можете поделиться этой записью с друзьями:

18.01.2015 / Военное училище это
Прочтите правила комментирования!

Добавить комментарий