Развод это не всегда про деньги или ЗАГС

Чтобы ни затевали эти хитрые военные, сперва они организуют построение. Пойти кушать — построение, ложиться спать — становись, идем мыться — в колонну по три, зайти в клуб – справа по одному на вход шагом марш. И так далее. Честно говоря, армия напоминала мне коммунизм со всеми его чертами, о которых я правда только лишь слышал. Посудите сами: форму дают, жилье на халяву, помоют, покормят вовремя, проследят за всем включая даже прививки, да еще и денег приплатят. Вот он – потерянный рай. Но очереди за этой халявой соответствующие.

Строй, как по мне, это очередь. И тут крайним быть не так уж и плохо. Так вот после завтрака перед походом на занятия мы строились. Обычно в составе факультета, хотя бывали исключения. Именно на этом построении мы узнавали все, что произошло за ночь. О происшествиях в карауле, кто в какой казарме накосячил и как кто не так встретил дежурного по академии, ответственного или помощника. Красноречие замполита не знало предела. Виновные или виновный выводился из строя и наступало общественное порицание. Воспитание в коллективе и через коллектив – в лучших традициях методик по индивидуальной воспитательной работе.

Развод на занятия

Мало приятного оказаться перед строем из примерно 500 военных, пока кто-то упражняется в красноречии, особенно если действительно не прав. Имел я как-то неосторожность попасться нашему воспитателю в белых носках. Не положено с черными военными туфлями носить белые носки. Но по какой-то причине я их надел. Стоял четвертым в колонне правофланговым и как он заметил? Вот как? Но я был выведен из строя со словами что-то типа: «Смотрите на пижона. Так и вижу как он будет перепрыгивать лужи», — при этом целый подполковник задрал обе свои штанины и стал подпрыгивать на месте. Естественно раздался дружный ржач. И дураком я почему-то себя чувствовать перестал, а вот белые носки не люблю до сих пор.

Но обычно

Если в какие-то редкие происшествий не случалось, то всё построение сводилось к проверке наличия людей и прохождением торжественным маршем перед командованием факультета. И тут велики были шансы нарваться на вечерние триндюли. То прошли не так, то у какого-нибудь товарища обнаруживался косяк в виде какой-нибудь торчащей кофты не того фасона не из того места. Да много чего. Жизнь курсанта – постоянное хождение по лезвию бритвы. И неизвестно какие нарушения вызовут какие последствия. Военная фемида по традиции слепа и немного контужена. Иногда за пьянку пара нарядов и забвение, а однажды двое просидели половину отпуска в «политическом блоке» за то, что не слишком быстро встали для приветствия зама академии по чем-то там. Их тыща этих замов, поди всех упомни.

Я выделил именно это построение так как оно по распорядку входило с перечень мероприятий до занятий. Еще в распорядке было время для построения перед самоподготовкой тоже 15 минут и перед ПХД, на остальные время выкраивалось. Вечерняя поверка для меня не построение, а отдельное мероприятие. Точно так же как и развод в понедельник, с оркестром и генералом на плацу. Но какое бы не было построение, всегда проверялось наличие людей и говорилась проникновенная речь как нам жить дальше.

Примерно так мы шагали каждый понедельник:

К содержанию

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *